О системе мотивации в хоккее

В. В. Юрзинов,

заслуженный тренер СССР,
заслуженный мастер спорта

1984г.

 

Мотив — побуждение, толчок, позыв к воплощению потребности.

«Никто не может сделать что-либо, не делая этого вместе с тем ради какой-либо из своих потребностей» ( К. Маркс и Ф. Энгельс. Немецкая идеология.).

В основе мотивов лежат потребности, которые и становятся источником активности. Однако при одной и той же потребности мотивы у разных людей могут возникать неодинаковые.

Потребность — это испытываемая в чем-либо нужда.

Потребность и мотив влияют друг на друга.

Мотивационная система поведения человека — это сложный сплав движущих сил: потребностей, интересов, целей, влечений, идеалов и т. п., влияющих на личность и на деятельность человека.

При точном (научном) воздействии мотивационная система в широкой мере дает возможность осуществлять две функции в процессе управления хоккейной командой — воспитательную и управленческую.

Воспитательная функция связана с целенаправленным воздействием многих факторов на личность с целью изменения этой личности в лучшую сторону, а управленческаянаправлена на достижение результата в конкретной деятельности.

Однако, прежде чем раскрыть сущность системы мотивации в советском хоккее, необходимо хотя бы кратко показать позиции, неприемлемые нашим хоккеем, и философскую базу, на которую мы ориентируемся в практической деятельности.

Среди разных мотивационных теорий широко распространена (особенно в капиталистических странах) теория, сводящаяся к тому, что в основе мотивации всех действий человека лежат биологические потребности (например, потребность в регулярном питании или половой инстинкт. Некоторые ученые Запада (Дашелл, Гилфорд и др.) считают первоисточником активности пищу. К биологическому первоисточнику (ссылаясь на жизненную важность биологических нужд, на первичность их генетического становления) сводит всю мотивацию поступков человека и небезызвестный теоретик З. Фрейд, считая основой мотивации некое врожденное и целиком инстинктивное «образование», подчиняющееся принципу удовольствия. По существу, он имеет в виду форму побуждений низшего генетического и структурного уровней. Широко распространена на Западе и концепция первичных и вторичных побуждений, согласно которой первичные побуждения биологического типа есть не только основа мотивации, по и содержательная основа, определяющая конкретную направленность поведения; вторичные же побуждения понимаются как инструменты удовлетворения первичных. Несколько своеобразнее (завуалированнее) преувеличивается роль низших форм мотивации в концепции А. Маслоу, начинающего «свою» иерархию актуализации побуждений с физиологических и кончающего высшими духовными. Маслоу уравнивает высшие потребности, присущие лишь человеку, с низшими (биологическими).

Все эти «концепции» принижают творческий, созидательный характер мотивации деятельности человека, игнорируют специфические побуждения, связанные с потребностями в деятельности, в бескрайнем развертывании функциональных возможностей человека.

Мы глубоко убеждены (основываясь как на анализе советской литературы по философии и психологии, так и на личном практическом опыте) в том, что высшие специфические социальные побуждения формируются не для более совершенного удовлетворения биологических нужд (и не на основе этих нужд), а для осуществления многогранного функционирования человека как высшего проявления материи. Зачатки высших функциональных возможностей и мотивов человека вырастают не из деятельности, направленной на удовлетворение биологических нужд, а как раз вне этой деятельности, по мере «освобождения» личности от этой деятельности. Недаром говорится, что человек впервые стал человеком, когда, в какой-то мере удовлетворив естественный голод, -оторвал взгляд от земли и посмотрел на звезды.

Мотивационная система человека вообще многоуровневая, имеет положительно-отрицательные значения и в то же время «работает» в единстве актуального и потенциального:

1. Многоуровневый характер мотивации действий и поступков обусловлен ценностным мотивационно значимым отношением человека к действительности, тем, что личность человека постоянно развивается, а также единством биологического и социального начал при ведущей роли сознательно-волевого уровня регуляции поведения личности. В одних случаях мы в практике опираемся на примеры убеждения и разъяснения, в других — на эмоциональные воздействия, на внушение или на стимулы, имеющие сиюминутное (локальное) управляющее воздействие.

Соотношение средств воздействия на личность хоккеиста меняется в зависимости от уровня развития этой личности и от изменений социальной среды, в которой протекает жизнедеятельность личности (в зависимости от принадлежности личности к определенной социальной группировке существенно меняется структура мотивации как движущей силы поведения личности).

2. Положительно-отрицательное строение мотивационной системы обусловлено тем, что реально сложившиеся механизмы мотивации могут быть социально желательными и нежелательными, морально положительными и отрицательными, психологически высшими и низшими. Одни и те же моральные или материальные стимулы могут решать задачи управления (достижения цели) и в то же время... осложнять задачи воспитательные. Они приносят ближайший эффект, но приводят к отдаленным отрицательным последствиям, во много раз превышающим этот эффект. В практике хоккея находят применение некоторые не явно отрицательные формы воздействия на честолюбие и на самолюбие, стимулирующие моральную заинтересованность игроков.

С позиций психологии сложность тактики использования материальных потребностей в том, что материальные стимулы, применяемые не очень гибко, могут способствовать формированию стяжательства и рвачества, стремления играть только ради материальной выгоды.

3. Единство потенциального и актуального в мотивации. Для хоккеиста значимое подразделяется на качественно разные формы, выступая то как важная, но уже обеспеченная потребность, то как идеал, мечта, которые еще не могут быть непосредственно реализованы.

Вот почему, подбирая средства мотивации, необходимо учитывать тенденции развития личности и коллектива, создавать наиболее притягательную и личностно значимую перспективу деятельности хоккеиста во всех планах (в игре и в быту, в росте профессиональной компетентности, в решении семейных проблем и т. д.). В этом плане мастерство тренера заключается в оптимальном сочетании таких средств воспитательного и управленческого воздействия на личность хоккеиста, как эмоциональные и интеллектуальные, материальные и морально-психологические, формальные (официальные) и неформальные, в сочетании регламентации и контроля с предоставлением самостоятельности. В процессе развития как игроки хоккеисты требуют глубоко-аргументированных доказательств истинности той или иной точки зрения. Требуют не просто отдельных примеров, а исчерпывающих данных. Как и наши североамериканские коллеги, мы строго учитываем игровую деятельность отдельных хоккеистов (звеньев). Гласность в оценке действий того или иного игрока в ряде матчей становится как средством управления учебно-тренировочным процессом, так и достаточно сильным мотивирующим средством.

На основании такого рода данных в чемпионате мира и Европы 1982 г. из основного состава команды был выведен Н. Дроздецкий, что в дальнейшем — на заключительном этапе нашего национального первенства — заставило его играть с повышенной самоотдачей. Возвращаясь к вопросу о единстве потенциальной и актуальной мотивации, можно сказать, что далеко отложенные жизненные цели и идеалы (потенциальная мотивация) необходимо использовать для активизации деятельности. Один из методов повышения эффективности деятельности советских спортсменов (в частности хоккеистов) — совмещение целей и задач деятельности команды с целями личными, т. е. наполнение общественных целей и задач личностным смыслом. Данный (бинарный) метод был разработан и применен советскими спортивными психологами, работающими в хоккее. Особую актуальность он приобретает в управлении сложными — конфликтными — личностями. Этим методом успешно овладели ведущие советские тренеры.

Смысловая взаимосвязь мотива со всей системой побуждений обогащает этот мотив — наполняет глубоким личностным смыслом, придает ему значимость. Только становясь значимым, побуждение из потенциального превращается в актуально активный, реально действующий психологический фактор. Повышение значимости побуждения приводит к повышению собственно-мотивирующего воздействия. Выражается это прежде всего в повышении уровня мотивации к росту Мастерства.

В процессе формирования личности хоккеиста из всего «набора» возможных побуждений значимыми становятся лишь некоторые определенные, а из них — основные, определяющие мотивационную направленность личности. Высокая значимость этих побуждений определяется значимостью идеалов, жизненных целей, наиболее важных потребностей человека. Вывод: именно значимость возможного — рычаг воздействия на мотивы поведения. Однако осознание чрезмерной значимости результата может привести и к отрицательным последствиям. Именно чрезмерно значимой мотивированностью («сверхзначимостью») итога предстоящей игры можно объяснить состояние команды, называемое «стартовой лихорадкой» (эмоциональную перенапряженность, из которой приходится выходить уже в процессе поединка). Наиболее высока положительная значимость задачи «на краю» значимого диапазона (она соответствует высшим уровням удовлетворения той или иной потребности, интереса и т. п.), однако самая крайняя область положительно значимого может быть значимой лишь идеально, а не реально, поскольку это те цели и задачи, в возможность реализации которых человек не верит. А значит, может привести не к мобилизации, а к демобилизации.

Каждому человеку (а спортсмену особенно) среди прочих потребностей присуща и «потребность достижения успеха», побуждающая стремиться к лучшим результатам в каждом деле. «Потребность достижения» проявляет себя в стремлении достигать успеха и избегать неудач, причем соотношение побед и поражений как факторов дополняющих указывает на силу данной потребности. В теории мотивации первое стремление обозначают как «мотив достижения», а второе — как «мотив избегания». Каждый из мотивов на определенной степени усиления может привести к мотивационному конфликту*. У хоккеистов такой конфликт выражается в заторможенности, нерешительности, вялости. Результаты исследований, проведенных советскими психологами, и наш практический опыт показывают, что если «мотив достижения» в хоккейной команде выше, чем «мотив избегания неудач», то результат деятельности в основном зависит от степени функциональной (физической, тактической, технической) подготовленности игроков. Если же над «мотивом достижения» превалирует «мотив избегания», то при любом функциональном состоянии игроков эффективность действий команды будет низкой. Таким образом, можно смело утверждать: «мотив достижения» — качество, необходимое победителю (чемпиону). Значит, для кандидатов в команду, потенциально считающуюся чемпионом, необходимы (как обязательное условие при прочих равных) именно «мотивы достижения успеха» или по крайней мере возможность воспитания такого качества.

Стимулирование (моральное или материальное) есть не что иное, как усиление мотива деятельности, воздействие на мотив. Отсюда сходство в понятиях «стимулирование» и «мотивация». Применяют стимулы как для управления, так и для воспитания спортсмена.

Стимулы не формируют мировоззрения и не изменяют характера, а лишь «удерживают» человека в заданных рамках, дают определенную направленность его устремлениям и усиливают мотивированность деятельности. Они подчеркивают причинно-следственную связь между поступками спортсмена и отношением к нему тренеров, общественности, коллектива; выступают как зависимость между правильными поступками, добросовестным выполнением обязанностей, повседневным примерным поведением, повышением мастерства и престижем в коллективе (в обществе). В этом смысле стимулы предстают как специфическая форма социальной оценки и социального контроля поведения и деятельности спортсменов.

Система средств стимулирования делит все стимулы на материальные (все возможные виды материальных благ, которыми в конкретных условиях можно поощрять спортсмена) и моральные (эта группа стимулов весьма многообразна и в условиях социалистического общества оказывает на поощряемых наиболее благоприятное воздействие, что объясняется присущим советским спортсменам патриотизмом, высокими нравственным долгом и уровнем социально значимых ценностей).

Моральное стимулирование может быть и положительным, и отрицательным: положительная или отрицательная гласная характеристика; одобрение или осуждение; признание заслуг перед командой, создание перспектив для дальнейшего роста (например, выдвижение кандидатами в сборную СССР) или присвоение почетного звания («Заслуженный мастер спорта СССР» и др.).

Моральное стимулирование пронизывает весь управленческий цикл (ежедневный, еженедельный, годичный, четырехлетний).

В процессе тренировки (цикла тренировочных занятий) и соревнований наиболее частое применение находят одобрение и осуждение, а как итог занятия (цикла занятий) — оценка.

Одобрение и осуждение помогают тренеру влиять на обучаемых в ходе учебно-тренировочного процесса, в процессе игры. Из многообразия разнотипных стимулов необходимо создать воображаемую «сетку поведения», в пределах которой человеку обеспечивается эмоциональное удовлетворение. Выход за пределы такой «сетки» в той или иной форме всегда должен найти у тренера и в коллективе мягкий (или сильный — в зависимости от обстоятельств) отклик, порождающий моральный дискомфорт для нарушителя норм поведения.

Эффективность стимулирования прямо зависит от того, насколько сила и направленность стимула соответствуют конкретной ситуации.

Несоответствие стимулирования — как положительного, так и отрицательного (чрезмерно или недостаточно сильные стимулы) — неизбежно ведет к обесцениванию принимаемых мер.

Особо важное значение имеет в стимулировании согласованность между тренерами. Выговор либо неодобрение, вынесенное старшим тренером, лишь тогда может стать воздействующим фактором, когда находит поддержку у остальных руководителей. Если же старший тренер «выговорил» нерадивому, а второй посочувствовал получившему взыскание, то и эффект наказания будет сведен на нет, и сочувствующий делает серьезный психологический просчет, ведущий к конфликту (помимо того, что нарушает служебную этику. А это в конечном счете вредит интересам дела).

Эффективность стимулирования зависит и от постоянного усиления применяемых стимулов (однако лишь при условии пропорционального последовательного наращивания спортивных результатов игрока).

    Banner Akad_Zaharkin_Novosib Banner IdealScout Banner SportExpert banner altayvitaminy ArtHockey Banner_Sakhalin

Все права защищены. Любое использование материалов сайта допускается только с разрешения правообладателя. За получением разрешения на использование обращаться по адресу E-Mail Image При любом использовании материалов ссылка на сайт lifeinhockey.ru обязательна ©