Публицистика

Пора садиться за парты ...

По итогам КМ-16

 

Виктор Горский

03 октября 2016г

 

Сборная показывает несовременный хоккей

Считаю, что тот хоккей, который мы показали на Кубке мира, – совершенно безобразный. Сборная России не имеет права показывать такую игру. Мы видим, что собрали всех лучших игроков из НХЛ, но они ничего не могут сделать в том прокрустовом ложе тренерских решений.

Современный хоккей показывает, прежде всего, сборная Канады. У российской команды все было максимально предсказуемо (розыгрыш шайбы в своей зоне и в углах, выход из зоны, статические схемы), и соперником это легко накрывалось и перекрывалось. Единственное, что можно отметить, так это более активную разрушительную тактику. Сборная России довольно неплохо выглядела по форчекингу – в среднем 28,5 активных действий в зоне соперника за игру. Но если у нас это были забеги игроков, преследовавшие непонятно какие задачи, то у Канады велась целенаправленная работа по типовым комбинациям, которые мы пытались разыграть.Вот даже возьмем первый гол – Сидни Кросби разрушил нашу стандартную перепасовку в углу. И таких ситуаций в игре было с десяток.

Позиционно играть не умеем совершенно – ни в атаке, ни в обороне. Тренерский штаб проповедует только простые тактические решения (самые простые, какие только могут быть), основанные исключительно на хорошей функциональной готовности. Это заброс в зону, навал на ворота, в лучшем случае –передача от лицевого борта под синюю линию. Те же шведы в первой игре прекрасно все перекрывали. Таким образом, в созидании – совершенный провал такой тактики, которая так популярна у нас в КХЛ. Понятно, что все это легко читается.

В так называемой порочной персональной тактике в защите потерялся наш ведущий игрок (пусть ветеран, но лучше его нет) Андрей Марков. В такой схеме будет ошибаться любой, даже самый известный мастер. А игра защитников – самый яркий показатель системности стратегии. Современный хоккей предполагает наличие ошибок. В нынешнем скоростном режиме невозможно не ошибаться, но это должно компенсироваться командной игрой, взаимной подстраховкой, активным движением, помощью нападающих. Тогда результат будет. Но у нас – персональная защита, и если человек ошибся, то все – он проиграл момент, его никто не подстрахует.

 

Канадцы учатся, а мы – нет

Почему многое получилось у Ивана Телегина? Это игрок стиля Знарка. Сборная США сделала ставку на силовой и разрушительный хоккей, так называемый хоккей гриндеров, и где она? А этот хоккей – идеал тренерского штаба нашей сборной.

Просто безобразные цифры по такому важному показателю как «грубые ошибки». Более 10 грубых ошибок за игру в среднем по турниру! С Канадой вообще было 15, с Северной Америкой – 14. И это при требовании международного уровня 2-3 ошибки. Пропущенных шайб – 2,5 в среднем за игру при требовании 1-2. При том, что команду раз за разом спасал Сергей Бобровский. Вратарь не в состоянии один бороться против соперника, такую нагрузку (40 с лишним бросков) не выдержит никто. Он сделал все, что мог – обеспечил два периода игры с Канадой, но команда не воспользовалась этой возможностью. О чем это говорит? Оборонительная система игры должна привести к снижению ошибок и пропущенных шайб, но мы видим противоположный результат. Количество ошибок – гигантское, и возрастает от турнира к турниру.

Говорят, что мы сыграли против канадцев относительно лучше, чем в четвертьфинале на Олимпиаде-2010. Я совершенно с этим не согласен, и статистика это подтверждает. Качество хоккея сейчас хуже. Момент, на который я особенно бы хотел обратить внимание, это игра сборной Канады против нас. В 2010-м году она была чисто построена на разрушении, потому что мы все-таки играли в комбинационный хоккей. В этом году сборная России, наоборот, силовой компонент выиграла. Однако Канада на этот раз показывала интеллектуальный, умный, коллективный хоккей. Мы видим трансформацию игры, и это при одном и том же главном тренере. То есть люди задумываются о своем развитии. Они принимают во внимание и свои сильные-слабые стороны и сильные-слабые стороны соперников. А наши тренеры не меняются, не учатся – а им уже столько уроков преподали! Встали в свою колею и едут – это легко и просто.

 

Все упирается в школу тренеров

Ничего нового Кубок мира в плане проблем нашей сборной не открыл. Все проблемы давно известны, и мы опять наступаем на те же самые грабли. Результат этого турнира можно было прогнозировать тогда, когда его только объявили.

Все упирается в систему, национальную школу. Нам нужно садиться за парты, как это было в 40-50-е годы. Надо массово отправлять наших тренеров за океан, чтобы они учились в НХЛ, стажировались. Но все это нужно накладывать на отечественную хоккейную школу, на наш менталитет. Поэтому главным тренером сборной России иностранца я не вижу. А в качестве помощника, консультанта – почему нет? Яркий пример – магнитогорский «Металлург» и его второй Кубок Гагарина. Несмотря на то, что команду возглавлял Илья Воробьев, там идеология и концепция строились иностранным специалистом. Перенести такой принцип было бы неплохо. Но при Знарке это просто невозможно, он не будет слушать. Сборной необходим тренер, который бы понимал нужность такого подхода.

Прежде всего, иностранных специалистов нужно привлекать в систему подготовки тренеров. Все это для того, чтобы обеспечить не одноразовый, а длительный результат.

Мы сейчас теряем свою школу. Существующая система подготовки готовит в вузах только главного тренера. А тренерский штаб – это целый коллектив, где есть специалист по амплуа игроков, по функциональной подготовке, по информационному обеспечению, по индивидуально-тактическому мастерству, по катанию и т.д. Узконаправленных тренеров у нас не готовят вообще. Что уж говорить про аналитиков, которые должны работать с цифрами. Никто не задумывается даже про то, что они нужны. Жизненно необходимо возрождать школу подготовки тренеров.

К сожалению, в нашем тренерском цехе сложилась достаточно негативная ситуация – он очень закрытый. Тренеры практически не общаются друг с другом, не делятся. Один что-то ухватил и держит, и не дай бог кто-то подсмотрел! Никто ничем делиться на тренерских семинарах не будет. У нас тяжело собрать тренерский штаб как в сборной Канады — трех-четырех медведей в одну берлогу, и идея «генерального штаба» сборной России пока выглядит нереальной.

Неважно, будет главный тренер освобожденный или нет. Главное – наличие специальной группы, которая бы профессионально, каждый день занималась всей вертикалью сборных. Там должны работать аналитики и методисты, изучать хоккей в разных странах и на разных турнирах, готовить рекомендации. Так, как делается в той же Канаде. Это должен быть современный вариант комплексной научной группы. Тренерский штаб уже приходит на все готовое и принимает окончательные решения на той базе, которую ему подготовила группа.

 

Что делать дальше?

В какой-то единообразный хоккей играть нельзя. Если грамотно подходить к системе хоккея и постановке игры, то он будет разнообразным. Даже в Советские времена у нас были команды, играющие в активный, разрушительный, или силовой хоккей. Все зависит от системы подготовки тренерских и методических кадров. Если система будет качественной и профессиональной, обязательно появятся разноплановые специалисты, которые будут развивать различные направления и, соответственно, станет развиваться весь хоккей. Будет реальная конкуренция стилей.

Но вполне возможен и необходим некий переходный период. К сожалению, у нас нет системы, нет необходимого количества квалифицированных тренерских кадров. На этот период необходимо административным способом закрепить какие-то показатели качества игры и требовать их исполнения у тренеров в КХЛ, в МХЛ и в ВХЛ. Таким образом, в течение нескольких лет можно направить развитие хоккея в современное русло.

Руководство нашего хоккея для начала должно задать самому себе три вопроса: «Какой результат мы хотим получить? Какие ресурсы для этого готовы потратить? Какими путями этого можно добиться?». Дальше надо оценить ситуацию в мировом хоккее вообще – как он развивается, какие конкурентоспособные стили сейчас существуют. Исходя из этого, необходимо построить целевую модель отечественного хоккея.Тогда будет понятно, какой должен быть детский хоккей и как его развивать, какими знаниями и умениями должны обладать тренерские кадры, какова должна быть система подготовки. Станет понятно, какой стиль должен реализовываться в основной сборной и во всей вертикали. Соответственно, клубный хоккей должен готовить под этот стиль игроков и тренеров.

Необходимо оценить состояние, в котором мы находимся сейчас. Но объективной оценки после Кубка мира нет, руководство формально довольно результатом. Мы только теряем время. Олимпиаду в Сочи получили в 2007-м – и ничего не сделали за семь лет. Два года уже прошло после Олимпиады 2014 – всё то же самое.

Мы видим, что на протяжении нескольких лет не проходят концептуальные изменения. Мы не то, что везем за собой воз все тех же ошибок – они даже возросли (количество грубых ошибок увеличилось в полтора раза на КМ-16 относительно ОИ-14). Ожидать позитивных изменений к Олимпиаде-2018 не стоит. В 2014-м году, когда Знарка назначили, я написал статью для Евроспорта, и все то, о чем там говорится, актуально и сейчас. Чтобы получить какой-то результат на Олимпийских играх, нужны радикальные изменения – как минимум смена тренерского штаба. Как максимум – смена всего руководящего состава российского хоккея. Но у нас это зависит от одного человека. Все знают его фамилию.

Самое печальное, что после следующей Олимпиады в сборной Канады появится куча трехкратных олимпийских чемпионов, в том числе и тренеров. В настоящий момент трехкратными олимпийскими чемпионами являются только шесть игроков сборной СССР: Фирсов, Рагулин, Кузькин, Давыдов, Хомутов, Третьяк и три тренера – Тарасов, Тихонов и Юрзинов. Есть еще и Аркадий Иванович Чернышев – четырехкратный олимпийский чемпион. Но если так дело пойдет, то доберутся и до его достижения.

 

Возвращение позиций

(К итогам молодежного чемпионата мира 1983 г.)

А. М. Кострюков, заслуженный тренер СССР

 

Наибольшую сложность для тренеров представляло то, что все игроки пришли в команду по-разному подготовленными. Так, группа кандидатов из «Крыльев Советов» сыграла за клуб все главные матчи всесоюзного первенства. В целом С. Харин, С. Пряхин, Е. Штепа перенесли нагрузки, посильные лишь зрелым, взрослым мастерам. Примерно в таком же состоянии оказались А. Матыцин и Г. Волгин из рижского «Динамо», А. Черных с А. Обуховым из «Химика» (Воскресенск). Л. Трухно, О. Старков (оба — ЦСКА) и И. Болдин («Спартак») выходили на лед лишь эпизодически, но двое первых прошли школу ЦСКА, а это объемные и интенсивные нагрузки. С. Немчинов вообще не играл «за мастеров» и выступал лишь за молодежный состав ЦСКА. И. Бякин, С. Горбунов, С. Агейкин и др. пришли из клубов первой лиги, где и интенсивность игр и тренировочный процесс явно рангом ниже, чем в ведущих коллективах высшей лиги. Разнобой состояний хоккеистов не был неожиданностью для тренеров и членов КНГ, что отразилось в плане мероприятий по научно-методическому обеспечению сборной молодежной СССР. Этот план, осуществленный полностью, включал в себя:

1. Сбор информации об индивидуальной соревновательной деятельности кандидатов в сборную молодежную страны в ходе всесоюзного чемпионата.

2. Углубленное медицинское обследование расширенного круга кандидатов.

3. Двукратное (6 декабря 1982 г. в Москве и 16 дней спустя — за четыре дня до начала чемпионата мира — в Ленинграде) тестирование на льду с биохимическим контролем в целях определения как текущего состояния биоэнергетики, так и биоэнергетического потенциала игроков. Динамика широкого круга биохимических показателей (лактата, глюкозы, перувата, креатинина, мочевины, фосфата, жирных кислот и др.) подтвердила точность взятого нами курса на жесткий тренировочный режим, позволяющий проверить надежность энергетической базы кандидатов и свести все многообразие состояний хоккеистов к некоторому единству.

        Все матчи, состоявшиеся на заключительном этапе подготовки и на самом чемпионате мира, записывали на видеомагнитофон с целью анализа игровой деятельности команды в целом, звеньев и отдельных игроков. Кроме того, КНГ обследовала соревновательную деятельность по расширенной программе с машинной (на микроЭВМ) обработкой информации по двум разделам: оперативной (через 3 — 5 мин после окончания периода) и детализированной (для углубленного разбора матча).

Солидно была поставлена в команде политико-воспитательная работа: регулярно проводились лекции о международном положении и встречи с актерами ленинградских театров, а также с общественностью города; работала небольшая библиотека; ежедневно демонстрировались видеофильмы со специальным подбором тематики.

Комплекс этих мероприятий позволил точнее управлять тренировочным процессом и индивидуализировать подготовку в ходе чемпионата мира, способствовал сплочению команды в единый целеустремленный коллектив, дал возможность сравнительно быстро восстанавливать психическое и физическое состояние спортсменов.

Расскажу о главных — ключевых, с моей точки зрения, — матчах турнира.

В каждом крупном соревновании для команд, претендующих на высокие места, есть матчи, в которых решается не только судьба пары играющих команд, но и турнирное положение остальных. В таких матчах — особый накал борьбы, особая психология.

Большинство таких встреч проходит в бескомпромиссной борьбе, отдельные носят характер «закрытых» позиционных, а в некоторых фаворит с огромным трудом выступает против заведомо более слабого.

Матч СССР — ЧССР из второго тура носил скорее «закрытый» позиционный характер: шла борьба тренерских замыслов. Звену Бол-дина предстояло нейтрализовать ударную мощь звена Ружички. Тройка, в которой Игорю ассистировали Штепа и Пряхин, задачу выполнила и даже выиграла свой микроматч — 1 : 0, что в конечном итоге сыграло решающую роль. Тренер чехословацкой команды в ходе встречи выпускал звено Ружички через смену, передерживал его на льду в надежде освободиться от опеки «болдинцев», но... На исходе 9-й мин. Болдин выдает отменный пас Пряхину — и счет открыт. В этом матче Сергею явно было тесно в рамках тренерской установки. И потому мы используем его во всех случаях неравенства составов. В конце игры Пряхин, несмотря на огромный объем выполненной работы, чувствует себя отменно: держит шайбу, обводит, точно обороняется... В этой встрече Пряхин выполнил большое число эффективных технико-тактических действий. Харин — Немчинов — Обухов, как бы воодушевившись уверенной игрой партнеров, резко прибавили в третьем периоде. Особенно заметен Харин: легко скользит — буквально летит надо льдом. Под стать ему и Немчинов. Именно они и забили «свои» шайбы. Звено выиграло микроматч — 2 : 1. Старков с партнерами (Трухно и Волгиным), хотя и имели заметное преимущество по числу атак, бросков и в других компонентах игры, «ограничились» ничьей — 1 : 1. Практически именно в этом матче был дан первый ответ на вопросы: «кто есть кто?» «насколько сильна и интересна наша команда?» «в какой мере обоснованны ее «претензии»? Репутация была завоевана. Необходимо было ее подтвердить.

Матча СССР — Канада все ждали с нетерпением: выясняли отношения фавориты, победившие (каждый) во всех трех предыдущих встречах (сборная СССР — норвежцев, чехословаков и западных немцев; канадцы — хоккеистов ФРГ, США и Финляндии). Примечательно: заокеанские спортсмены устойчиво демонстрировали комбинационный, корректный, быстрый и высокоорганизованный хоккей. Команда смотрелась необычно. Если в наших рядах ростом выделяются лишь Пряхин и Трухно, то в сборной Страны кленового листа — добрый десяток игроков повыше советских «Гулливеров». Да еще и форма необычная: вместо хоккейных трусов — брюки, придающие спортсменам стройность и как бы увеличивающие и без того внушительный их рост. Что касается содержания их игры, то... В матче с командой Финляндии канадцы дважды выкатывались вдвоем против ворот, защищаемых лишь вратарем, и... чисто по-европейски (а точнее — по-нашему, по-советски) — в пас — обыгрывали голкипера, ничуть не жадничая, не бросая шайбу при первой нее возможности. И никакой драчливости! Что это: влияние европейской школы? дисциплина? Видимо, и то, и другое. Стало ясно: соперник приехал с чрезвычайно серьезными намерениями — отстоять корону лучшей молодежной сборной мира.

Но неужели в матче с нами канадцы не пустят в ход те козыри, в которых они нас превосходят: вес, рост, силу, боевитость? Нет, не смогут юниоры родины хоккея отказаться от этих козырей. Ведь в комбинационности советская команда тоньше. Значит, надо быть готовым к жесткой, бескомпромиссной борьбе. И не только быть готовыми, но и предвосхитить такую борьбу — опередить и превзойти соперника в каждом столкновении, а в контактной игре — остаться верными себе: вести умную, точную, выверенную до мелочей, мужественную игру.

...И грянул бой. Уже через 2 — 3 мин мы вздохнули с облегчением, хотя счет еще не был открыт: наш тренерский прогноз оказался точным. Канадцы на льду остались канадцами: решительно шли в столкновения, яростно бились у бортов, рвались за каждой шайбой и... постепенно иссякали физически. Так было до 15-й мин. А далее .Немчинов, Трухно и Штепа менее чем за два оборота секундной стрелки трижды поразили ворота гостей. На 30-й мин счет стал уже 5 : 0! Игра была сделана. Но канадцы и в этой — безнадежно проигранной — ситуации поддержали укоренившуюся за всеми их соотечественниками-хоккеистами репутацию бойцов до последнего патрона. Сигнал на перерыв после второй 20-минутки прозвучал при счете 6 : 1.

В третьем периоде соперник решителен в атаках. Наши хотя и не проигрывают в единоборствах, но все же действуют чуть самоувереннее (большой отрыв в счете несколько самоуспокоил и расслабил их). И на 51-й мин последовало наказание — 6 : 2. Однако, вновь «собравшись», сборная СССР доводит игру до убедительной победы. 7 : 3! Пожалуй, именно в этом матче наши юниоры проявили себя с лучшей стороны в наиболее полной мере.

Пряхин, Волгин, Агейкин и Немчинов не только полезно сыграли в атаке, но и не дали канадским защитникам ни секунды покоя (мгновенно атаковали их, стоило тем овладеть шайбой). Пряхин в двадцати одной попытке отобрать шайбу добивался успеха 15 раз. Трухно в четырнадцати — 10. Агейкин выиграл 5 силовых отборов из 10. Маленький, шустрый Харин 8 раз ввязывался в силовые единоборства с рослыми канадцами — и 6 раз шайба оказывалась у него. Не ждали канадцы от наших такой «прыти». «Связанными» оказались «по рукам и ногам». А вот связи между линиями у них порвались. Не успевает Андрейчук поднять голову и оценить обстановку — в него уже «врезается» Харин. Лишь на миг зазевался Изерман — и Бякин ударом плеча вынудил его распластаться на льду. Нервы у соперников сдают: то и дело вспыхивают потасовки; зацепы, подножки, грубые толчки — одно за другим... Итог всего этого — грустная констатация (в ходе пресс-конференции) тренером сборной Канады печального для драчунов факта: «Жаль, что мои игроки любят себя больше, чем игру».

После матча с канадцами настроить команду на полную отдачу в очередном «туре», когда соперником была сборная США, оказалось чрезвычайно трудно. Американцы слабее и чехословацких, и канадских коллег. Это ясно всем — как тренерам, так и игрокам. В то же время каждый сознает, что сама в руки победа не придет — ее надо завоевать. А подсознательно — «мы — сильнее, мы — быстрее, мы — точнее, мы — техничнее...». Точные слова тренеров на установке и в перерывах между периодами оказываются слабее подсознания подопечных. Играют ребята как в состоянии «грогги». А американцам, чтобы сражаться с нами на равных, только того и нужно. На 47-й мин. счет становится 3 : 3.

Вся сборная США. выскакивает на площадку: тискает, целует Э. Отто, которому удалось поразить наши ворота. И вот тут-то настал «наш час»: заиграли наконец-то ребята в полную силу. Игра «пошла». 53-я мин. — Харин забивает четвертый гол. Буквально тут же удален Трухно — выстояли. За минуту с лишним до финального свистка американцы «снимают» вратаря. Трижды наши овладевают шайбой, но либо спешат с броском, либо, наоборот, медлят. Тем не менее на последней секунде (!) Харин толкает шайбу в сторону ворот — и она буквально заползает за линию. 5 : 3.

Для зрителей эта игра была образцовым зрелищем с оптимистической развязкой. Что же до действующих лиц, то ни тренеры, ни игроки удовольствия от матча (а значит, и от своего участия в нем) не получили. Видеозапись событий ребята просматривали без наставников: те уехали на знакомство с очередным соперником — командой Финляндии, встречавшейся с хоккеистами ФРГ. Члены КНГ, предположив, что встреча с финнами станет для сборной. СССР ключевой, загодя сделали видеозапись игры финской сборной (в матче с канадцами) и ввели данные об этой игре в ЭВМ. Расстановка сил в сборной Суоми была такой: соперничать с нами способно лишь звено Канерво — Валстен — Руутти; объем их игровой деятельности на 30% ниже, чем у сборной СССР, почти по всем компонентам — числу действий за матч, числу атак, числу бросков...

Именно в случае победы в этом матче наша команда могла досрочно выиграть звание чемпиона планеты. Опять — груз на подсознание. В результате каждый старается быть «сверхнадежным» — и... пропадает острота действий. Каждый стремится применить лишь самые выверенные из средств ведения игры — и пропадает творческое начало. Ребята сбиваются на индивидуальные действия. А финны... стоят. На их ворота накатывается одна атакующая волна за другой, бросок следует за броском, но... Редкая контратака — и гол в наши ворота. Соперник сбивает темп; замены — медленные, как под наркозом. В перерыве тренерский «штаб» принимает решение: играть в три звена. При столь медленных сменах слишком «засиживаются» сильнейшие в запасе. Снова атакуем — и... на 28-й мин пропускаем еще один гол. Тем более досадный, что на нашей стороне в эти мгновения численный перевес. 0 : 2. Осечка действует на команду как ожог: понеслись, «завертели» северного соседа. И уже через минуту — первый успех. 1 : 2. Распечатал ворота сборной Суоми Харин с подачи Обухова. Через 4 мин. — 2 : 2! Отличился Бякин. На 25-й мин наконец выходим вперед — 3 : 2 (ловко подправил в сетку шайбу, посланную Ширяевым низом в сторону ворот, Старков). В третьем периоде от финских «крепостных стен» не осталось камня на камне: заключительная треть матча выиграна всухую — 4 : 0. Общий счет — 7 : 2. Торжественная мелодия Гимна Советского Союза и взвившийся на флагштоке алый стяг Родины констатируют: сборная молодежная команда СССР вернула советскому спорту славу первой среди сверстников на земном шаре.

Характер и выдержка — вот главные слагаемые нашей победы в этом турнире. Ребята выполнили главную установку: не отвечая на грубость грубостью, победить всех за счет более высокого класса. И победили!

О детско-юношеском хоккее

Сергей Суярков

Тренер СДЮШОР Динамо Москва

Интервью на радио "Спорт ФМ". Часть 1

15.02.2016г

 

Дехтярев В.: Приветствую всех любителей хоккея на волнах Спорт FM. В гостях у нас сегодня детский тренер хоккейной школы «Динамо» Сергей Суярков. Сергей, добрый день!

Суярков С.: Добрый день!

Дехтярев В.: Сейчас очень много говорят о создании некоей новой программы развития детского, молодежного хоккея, юниорского. У нас какие-то есть программы?

Суярков С.: Не видел. Надеюсь, что всё-таки появится эта программа. Хочется ее очень увидеть. Основной минус в нашем детском хоккее заключается в том, что у нас нет методики, по которой бы работали все тренерские кадры. Одной методики нет.

Дехтярев В.: А нужна она одна такая?

Суярков С.: Я считаю, что нужна. Это видно по результатам – как работают в Америке, Канаде, Швеции, Финляндии. У них у всех есть методика и есть результат.

Дехтярев В.: В Канаде эта методика создавалась так: созывали совет «старейшин» - тех, кто в хоккее многое поведал. Те выдвинули какие-то свои предложения. Все это было написано. Далее еще один совет из ведущих тренеров Канады, который обсуждал все, что было написано, отсеял что-то ненужное и добавил что-то свое. Вот так они создавали и сделали программу. Американцы вообще своим путем пошли. У них своя система развития. Шведы свою систему больше прячут. Что-то они выкладывают в общий доступ, но основную часть подготовки игроков как-то они ее скрывают, наверное. А нам каким путем идти? Канадским? Американским? Шведским? Или, может быть, своим? Как будто на месте топчемся.

Суярков С.: Нет человека, который бы всех объединил, организовал, как вы говорите, старейшин, тренеров, которые работали с детьми. Объединить их – и пусть они создадут эту методику. Я думаю, в России всегда была хорошая школа. И мы готовили хороших хоккеистов мирового уровня. Сейчас мы, конечно, начали немного отставать. И с каждым годом, мне кажется, все сильнее отстаем. Я больше не вижу Овечкина. К сожалению.

Дехтярев В.: Наверное, это так. А в чем проблема нашего детского хоккея? В целом. Вам, как детскому тренеру, я думаю, все понятно. С чего все начинается? Вот молодежный Чемпионат Мира. Валерий Брагин перед молодежным Чемпионатом Мира говорит: «У нас проблема с игроками. Кто-то даже не умеет правильно кататься спиной». Еще проблема: игра там на точке вбрасывания, игра там на пятаке. И во всем вот этом есть проблема. Но этот игрок пришёл из детского хоккея. Он пришел из юниорского в молодежный… Все говорят, проблема идет из детского хоккея. Действительно так? В чем главные проблемы детского хоккея?

Суярков С.: Первое и основное – это тренерские кадры. Нужно готовить тренерские кадры, учить ребят, как правильно тренировать.

Дехтярев В.: А кто должен учить?

Суярков С.: Старейшины.

Дехтярев В.: А вы? У вас же есть своя методика.

Суярков С.: У меня есть. Я выложил на всеобщее обозрение в интернете.

Дехтярев В.: А этим пользуются?

Суярков С.: Честно говоря, звонят, говорят, что пользуются. В принципе, она дает результат. Многие ребята работают по этой методике. Сейчас они в школе «Динамо». Видим результат. Все команды, которые работают, которые стараются, придерживаются этой методики.

Дехтярев В.: А в чем она заключается?

Суярков С.: Индивидуальное развитие ребенка прежде всего. Посмотрите сейчас детский хоккей: самых маленьких мы набираем за деньги. Чем больше детей, тем больше получает клуб денег. Тренер уже не может кого-то отсеять. Он тренирует по 50-60 человек на одном льду.

Дехтярев В.: Как в Китае.

Суярков С.: Ну да. Поэтому и кататься толком не могут научить. И техника владения клюшкой, и тренировочной процесс проходят очень слабо. Маленькая интенсивность. К каждому ребенку не подъедешь и не исправишь его ошибки. Это первое и основное. Младшие возраста у нас работают за деньги. Особенно в школах специализированных. Этого не должно быть. Хорошо, что в ЦСКА пришел такой спонсор, как Роснефть. Насколько я знаю, там все бесплатно. Насколько я знаю, это большой плюс для ЦСКА.

Дехтярев В.: И родители ни за что не доплачивают?

Суярков С.: Нет.

Дехтярев В.: А подкатки?

Суярков С.: Родители ходят к разным тренерам, договариваются о дополнительных занятиях. Родители ходят к разным тренерам и занимаются дополнительно. Я считаю, это нужно. Если это дается в школе, то почему это не взять у другого специалиста? Технику броска, технику владения клюшкой. Над этим нужно работать каждый день, даже дома. Мамы, папы должны сами с ребенком заниматься. Очень многое зависит именно от родителей где-то до 14 лет. Я считаю, что основная заслуга – родительская.

Дехтярев В.: Мы еще к этому вопросу вернемся. Иногда родитель – это польза. А иногда… не совсем!

Суярков С.: Основная проблема, я считаю, это платные группы. Так получается, что приходится тренировать сразу 50 человек.

Дехтярев В.: А если их как-то разделить – не по 50, а по 10 человек?

Суярков С.: Все меньше и меньше льда у школ.

Дехтярев В.: Интересно получается… Приходит представитель федерации, представитель Молодежной Хоккейной Лиги, они говорят, вот Владислав Третьяк открыл очередную площадку. Но никто же не говорит, что сейчас, например, открыт каток в Астрахани. Да, он открыл каток в Астрахани. Все это хорошо и здорово. Но кто работать-то там будет? Нужны тренеры, которые будут этим заниматься. Никто не говорит, что Владислав Третьяк открыл школу для тренерского состава для того, чтобы работали с тренерами.

Суярков С.: Честно говоря, ко мне часто приезжают родители с детьми. Я с ними дополнительно занимаюсь. И они просят, можно ли приедет тренер. Я говорю: «Пожалуйста, с удовольствием». Даже бесплатно тренерские кадры приезжали, когда я проводил сборы своего проекта. И они параллельно с тренерами тренировались, выходили на лед, учились, записывали. И потом уезжали к себе. И старались по этой методике там у себя работать. Я считаю, что обязательно нужно развивать тренерские кадры. Если надо, пусть молодые ребята приезжают, учатся.

Дехтярев В.: Ваша методика ближе к какому стилю? Или к какому направлению? К канадскому, шведскому, американскому? Или что-то свое?

Суярков С.: Я считаю, что это наше, российское. Когда я начинал тренировать, я, честно говоря, пришел с хоккея и начинал упражнения давать детям такие, которые мне в мастерах давали. Но это ни в коем случае нельзя было.

Дехтярев В.: Не пошло, да?

Суярков С.: Да. Я каждый день ездил по разным школам и смотрел тренеров, которые проявили себя, у которых есть имя. На каждую тренировку приезжал, записывался и учился у этих тренеров. В Казань ездил смотрел тренеров. Потому потихоньку начал что-то свое вносить. Мой первый опыт – это ЦСКА 95-ый год. Именно на них я экспериментировал. Что-то многое правильно давал, что-то переосмыслил, пересмотрел. Но считаю, что есть результат. 17 человек, которых задтрафтовали, сейчас продолжают играть в НХЛ. И в КХЛ есть ребята хорошие. Многие умеют и кататься, и владеть клюшкой.

О детско-юношеском хоккее

Сергей Суярков

Тренер СДЮШОР Динамо Москва

Интервью на радио "Спорт ФМ". Часть 2

15.02.2016г

Дехтярев В.: Начали мы наш разговор с того, что первая проблема – это тренеры. Дальше – это проблема льда. Какая еще есть проблема?

Суярков С.: Мы говорили, и о платных группах. Я считаю, что должна быть конкуренция.

Дехтярев В.: В смысле?

Суярков С.: Среди команд, тренерских кадров. Сейчас вот в общей школе зачет, он мешает развитию детского хоккея. Нужна конкуренция. Есть хорошие кадры, хорошие молодые ребята, которые хотят что-то показать в ДЮШ – «Марьино», «Серебряные акулы», «Пингвины», например. Они стараются, работают, но они знают, что никогда не будут играть в группе сильнейших. Школа в общем-то она слабая. Потихоньку хорошие ребята все равно будут уходить. Если они будут стараться, они могут оказаться в первой группе, показать результат. И будет сразу видна работа всей школы. Сколько команд находится в первой группе, играет. Сколько во второй. Разделить на три группы, и тогда, конечно, будет видна работа тренерских кадров. Со многими ребятами я разговариваю, они говорят: «Сергей, нам бесполезно здесь что-то показывать, все равно все хорошие ребята уйдут…»

Дехтярев В.: Я согласен, такие проблемы во многих школах существуют. Где-то засветился, тебя забирают, и нам этом все заканчивается.

Суярков С.: Нужно обязательно в Москве убирать общешкольный зачет и делать зачет по годам. Тогда будет результат и будет детский хоккей в Москве расти.

Дехтярев В.: Очень много у нас говорится о детских тренерах. А вообще, какого специфика его работы? Это же не только тренировочный процесс на льду. Это, наверное, еще и какое-то общение. Дети же все разные. К кому-то надо найти определенный подход. Вам это удается?

Суярков С.: Я надеюсь, что удается. Вы правильно сказали, дети все разные. На кого-то нужно покричать, на кого-то ни в коем случае.

Дехтярев В.: Да, есть те, которые внимательно слушают, а есть такие, которые не слушают, но кататься умеют, их просто надо направить в правильное русло.

Суярков С.: Да, ты должен быть психологом, найти правильные слова, что ребенок услышал тебя, стал стараться.

Дехтярев В.: А как это сделать, чтобы интересно ему это было?

Суярков С.: Ты сам как-то должен это понять. И чувствовать ребенка. Чувствовать команду и каждого игрока. В игре, в тренировочном процессе. Просят написать конспект на тренировку. Я знаю, что могу прийти и полностью тренировку поменять, глядя в глаза детям. Кто-то, может, устал? Кто-то после тяжелой игры. Для кого-то погода не такая. Приходится им полностью менять тренировки. Планирую одну, а прихожу и делаю совсем другую, потому что вижу: кто-то заболел, кто-то не пришел. Это тренер должен чувствовать. Обязательно.

Дехтярев В.: Гонка, гонка, гонка… Где-то к годам к 16, 17 некоторые просто выжаты так, что у них уже ничего не получается. Не идет ли это оттого, что от детского тренера в определенном возрасте требуют доказывать и показывать результат? Вы должны войти в тройку, быть в пятерке выиграть тут, выиграть там… Это требование результатов…

Суярков С.: Если ты правильно работаешь с командой – будет результат.

Дехтярев В.: Мне кажется, иногда загоняют и детей и тренеров.

Суярков С.: Это какое-то оправдание… Просто тренер должен уметь работать правильно. И с начинающими, и со старшими ребятами. Не все умеют. Тут идет переходный период, изменение характеров. Ни в коем случае нельзя их ломать. Они тебя должны именно уважать. А когда начинаются бояться и ненавидеть…

Дехтярев В.: А у вас такие были?

Суярков С.: Слава богу, что нет. Надеюсь на это. Все ребята уважали. Бывало даже такое, я всем рассказываю, пришлось очень сильно накричать на детей, кинул планшет… Нужно было их взбодрить после первого периода. Команда не играла на большом финале в Канаде, когда я работал с юниорской сборной. Я кричал так, что там слышали все. Когда вышел из раздевалки, доктор потом сказал: «Ребята, встали, размялись. Тренер прав. Мы столько отдали сил, а сейчас так катаемся…» Я благодарен ребятам, второй и третий период отыграли отлично, выиграли неофициальный чемпионат среди 17-летних после 12-ти летнего перерыва. Важно, когда тебя именно уважают, а не боятся. Это было приятное ощущение, когда они сказали: «Спасибо, вы нас взбудоражили».

Дехтярев В.: А могло это сыграть в обратную сторону?

Суярков С.: Унижать детей нельзя.

Дехтярев В.: А у нас есть такие тренеры в КХЛ…

Суярков С.: Дети тогда могут послать подальше. Можно сказать на повышенных тонах: «Для чего вы сюда приехали ребята? Для чего показываете результат? Вся Россия на вас смотрит, надеется». И они тебя понимают…

Дехтярев В.: А сложно работать с детьми? Шум, гам, постоянно что-то происходит. Приходишь домой, чувствуется усталость?

Суярков С.: Усталость всегда чувствуется, но с детьми интересно играть. В этом году я взял ребят 2002 года и 2008 года – совсем маленькие. Они только начинают играть. Совсем разные тренировочные процессы. Совсем разное отношение к детям.

Дехтярев В.: Я смотрел – что канадцы, что американцы, что шведы или финны – у них начало работы с детьми – это катание, катание, катание. Никаких клюшек. Игра в хоккей – очень-очень редко. Именно все акцентировано на катании. Это так?

Суярков С.: Возможно. Я сейчас часто езжу в Америку и тренирую американских детей. Много приезжают ко мне, приезжают, тренируются. Не скажу, что у них всегда правильно поставлено катание. У них большое количество детей занимается хоккеем. Плюс занимаются дополнительно, в том числе другими видами спорта. Развиваются дети разносторонне. Мне кажется, это основной результат.

Дехтярев В.: Наверное, видно, что по катанию мы стали уступать. Раньше – я имею в виду советский хоккей и тот период, когда советская школа продолжала действовать – именно катание наших хоккеистов было на высоте. А сейчас мы в этом компоненте не особо кого-то превосходим. Или все к нам подтянулись? Или вообще все по-другому стало? Смотришь на тех же американцев, которые с 1996 года запустили свою новую программу, которая будет третий раз обновляться. Они-то здорово прибавили. У них прибавилось и хоккеистов в стране.

Суярков С.: Я не скажу, что мы стали отставать в катании. Сейчас все изменилось в хоккее, он стал более скоростным, скорость игрового мышления стоит на первом месте. Я считаю, что американцы просто физически здоровее наших ребят и детей. Мы не развиваем физически ребенка. Мы с Капрановым Андеем когда вели юниорскую сборную России 17-летних, получилось так, что на одной игре в турнире мы разминались вместе с американскими детьми. Прямо контраст – наши дети и американские. Американцы просто атлеты. Физически здоровые ребята. Они катаются правильно.

Дехтярев В.: Мы что-то делаем ни то, что ли? К чему это?

Суярков С.: После 12, 13 лет нужно правильно развивать физически ребенка. Здесь мы проигрываем. Они в школе играют. У американцев в общеобразовательной школе работают именно над физическими данными ребенка. Ребенок занимается и легкой атлетикой, и американским футболом, в тренажерном зале они в школе занимаются. Где у нас в школе такое есть? Может, только в платной.

Дехтярев В.: У нас вопрос по поводу большого появления хоккейных центров. Да и вы тоже основатель школы «Ice Style» – это тоже такой хоккейный центр. Какова их польза? Тем более, их сейчас достаточно много появляется.

Суярков С.: В эти центры приходят передовые методики, передовые какие-то тренажеры.

Дехтярев В.: Странно, почему ФХР от этого отстоет, не понимаю?

Суярков С.: Это очень затратно, поэтому все это ложится на частников.

Дехтярев В.: Если посмотреть на финансирование сборной России по хоккею, то увидишь, что особо там и проблем нет.

Суярков С.: Это хорошо, что появляются такие центры. В Питере очень хороший центр. Здесь у нас в Москве центр есть. На Сахалине очень хороший центр открылся.

Дехтярев В.: В Новосибирске открылся достаточно большой центр. Сейчас просит открыть такой центр хоккейная команда «Адмирал» из Владивостока. Они тоже заинтересованы. В чем их польза? Вы, как один из основателей своей школы, скажите.

Суярков С.: Это индивидуально развивает ребенка: техника катания, беговые дорожки для хоккеистов, техника броска…

Дехтярев В.: Это полезно?

Суярков С.: Конечно, полезно. Развивает ноги прежде всего. Я сам на таком тренировался.

Дехтярев В.: Почему я спрашиваю. Есть тренеры старого формата, профессора выдающиеся, которые говорят, что это особой пользы не приносит.

Суярков С.: Им нужно самим хоть раз одеть коньки и они поймут все это. Когда я пробовал, я тоже изначально относился скептически. Но ноги после тренировки просто отваливались. Лед такое не даст. Да и тренер находится прямо рядомм с ребенком. Он может рассказать, показать, как поставит ножку. На льду это невозможно. Так что, прежде всего эти тренажеры развивают мышцы ног.

Дехтярев В.: Ну, и координацию. Помимо тренажерных дорожек есть тренажеры «на земле» - всякие «станки» для выполнения определенных заданий на обычных тренажерах.

Суярков С.: Я надеюсь, что эти центры будут разносторонне физически развивать ребенка.

Дехтярев В.: Они действительно помогают?

Суярков С.: Однозначно.

Дехтярев В.: Мы говорим, что этих центров много появляется, тренеры некоторые скептически относятся, родители с недоверием…

Суярков С.: Они слушают своих тренеров, со стороны которых идет какая-то зависть. Все-таки это платные центры, кто-то зарабатывает деньги. Многие тренеры запрещают подкатки, дополнительные занятия, запрещают ходить в эти центры. Сами не занимаются и запрещают… Зависть.

Дехтярев В.: Следующий вопрос по поводу платных и бесплатных обучений. На ваш взгляд, занятия хоккеем должны быть платными или бесплатными. Может, существуют какие-то гранты? Возьмем Северную Америку. Там родители платят. Все платное.

Суярков С.: Там 20 человек в команде – и с ними занимаются. В школе получше – подороже. Более сильная школа – в ней идет отбор. И все равно ты платишь, но идет отбор. Я считаю, платные школы должны быть, но не должно быть такого количества народа на льду и забот, как бы побольше заработать.

Дехтярев В.: Есть родители, у которых не очень хороший достаток. Есть у них детишки одаренные, но они не могут заниматься. Здесь как быть?

Суярков С.: Насколько я знаю, в нашей школе «Динамо» дается скидка. Михаил Федорович старается убрать оплаты. Многие помогают даже и с формой, и с поездками малоимущим семьям. В школе «Динамо» хорошо смотрят и следят за этим.

Дехтярев В.: По стране что нам делать? Как нам хоккей вывести на другой уровень?

Суярков С.: Здесь много, очень много нюансов. Первое и основное: если есть возможность, чтобы школа была бесплатной, пусть побольше людей будет, и надо чтобы побольше льда было.

Дехтярев В.: Насколько я знаю, это уже задача ФХР - привлечение детей в массовый спорт, в хоккейные школы, в хоккейные секции. У нас страна достаточно большая, а занимающихся хоккеем не очень много. С чем это может быть связано?

Суярков С.: Не так много катков хоккейных. Хоть их и появилось много, все равно недостаточно - очень мало. К тому же сейчас кризис, который касается многих.

Дехтярев В.: Пропаганда хоккея в стране. Канаду брать не будем – там и так все ясно. И то они расстроены, что у них каждый пятый мальчишка идет заниматься хоккеем. Раньше каждый третий шел. Они реально говорят: «Это для нас проблема! У нас мало занимается детей в хоккее». Официально зарегистрированных хоккеистов – 720 тысяч на 35 миллионов. У нас – 146 миллионов человек в стране, а хоккеистов – 86 тысяч всего! Та же Чехия – 110 тысяч. Получается, что на душу населения шведы, финны нас обгоняют, даже Америка, где хоккей – это не самый популярный вид спорта. Там есть бейсбол, есть американский футбол, баскетбол. В то же время хоккеем занимается достаточно большое количество детей и хоккеистов.

Суярков С.: Раньше у нас очень много было дворового хоккея. «Золотая шайба»… Я сам оттуда. У нас во дворе хоккейная коробка была под окнами. А сколько их осталось сейчас? Да и зимы нет сейчас. Я на этой коробке все дни проводил, все свободное время. Не только я. Но и другие ребята. Павел Буре, многие бывшие хорошие хоккеисты там занимались. Сейчас нет этих коробок.

Дехтярев В.: Родитель-тренер-игрок. Насколько сильно родители могут влиять на своего сына, который занимается хоккеем? А на тренера?

Суярков С.: Я говорил, что от родителей зависит, чему научится ребенок. Но в то же время у меня была мечта набрать детей из детдома. Очень часто мешаются родители. Особенно, когда начинается игра, они начинают считать, кто и сколько на льду находится, кто в каком звене. Родитель считает, что его сын сильнее другого мальчишки. Тот в одном звене, этот в другом… Начинаются какие-то интриги…

Дехтярев В.: К тренеру приходят? К вам приходили?

Суярков С.: Один раз приходили, второй раз я просто прогонял.

Дехтярев В.: Кого?

Суярков С.: Были у меня такие случаи.

Дехтярев В.: А что хотели? Деньги предлагали или что?

Суярков С.: Деньги, бывает, предлагают.

Дехтярев В.: А много?

Суярков С.: За свою жизнь никогда не брал и не собираюсь брать.

Дехтярев В.: Предлагают хоть нормально?

Суярков С.: Был такой случай: клали листочек пустой, и просили написать, сколько нужно, чтобы ребенок играл.

Дехтярев В.: В общем составе или в пятерке?

Суярков С.: В пятерке. Сумма очень большая, но я никогда на это не шел.

Дехтярев В.: Ну примерно сколько?

Суярков С.: Вам очень интересно? Три тысячи долларов в месяц.

Дехтярев В.: Я почему спрашиваю. Заходил этот разговор с Федерацией Хоккея России. И все время ФХР говорила, что этих случаев нет. Что если что, нам сообщайте – мы будем реагировать. Но я так понял, что никто никуда не сообщает, и никто не реагирует. Просто для того, чтобы федерация услышала, что такие случаи есть. Приходят агенты, приходят тренеры. Они же говорят: вот вам предложили такую-то сумму. Дальше идет сборная. Молодежная сборная, юниорская сборная, МХЛ… Ведь там тоже предлагают деньги… Это не для кого не секрет.

Суярков С.: Когда я работал в юниорской сборной, именно агенты игроков присылали сообщения и звонили, называли сумму. Но я никогда на это не шел. Совесть у меня чиста перед ребятами, которые были в этой сборной. Они это знали. Может быть, поэтому они доверяли нам, тренерскому составу. Почему я организовал свой спортивный проект? Чтобы не зависеть от родителей.

Дехтярев В.: Можно подробнее, что за проект? Это такой же хоккейный центр, где дети обучаются и работают с тренерами и индивидуально тоже, я так понимаю, да?

Суярков С.: Да, 11 лет это мой проект. Организовал я его в 2004 году. Были спортивные лагеря. Были летние, сейчас они круглогодичные. Плюс дополнительные занятия. 18 человек – тренеры, они тренирует по всей стране. Я долго собирал эти кадры. Считаю, это лучшие тренеры, которые работают с детьми. Многие прошли через мой проект. Приезжает к нам за лето по тысячи детей. Говорят «спасибо». Отзывы, письма – очень приятно. Мы развиваемся, и хотим с детьми съездить в Северную Америку. Сейчас в связи с кризисом стало тяжело, но и там в то же время учимся. Чем хорош наш проект, так это тем, что мы собираемся с ребятами и друг с другом разговариваем и продолжаем учиться. Никогда нельзя останавливаться. Развиваемся. Все ребята, которые работают в своих командах - у них команды находятся на первых местах в лидерах.

Дехтярев В.: Есть помимо прочего много и благотворительных акций, скажем так. Могли бы вы рассказать?

Суярков С.: Мы активно реализуем наш проект, это основной спонсор, благотворительный фонд под названием «Димина мечта». Все деньги, какие соберем, пойдут в этот фонд, который помогает больным российским детям. Хочется помочь, показать детям, что играя в свою любимую игру, они могут в то же время приносить добро другим детям, которым не так повезло, как им. Надеюсь, мы соберем хорошую сумму. Это первый турнир, первый опыт. Надеюсь, будем также помогать в дальнейшем.

Дехтярев В.: Это здорово! Возвращаясь ко всему хоккею в целом, скажите, на ваш взгляд, каковы основные проблемы нашего взрослого, молодежного хоккея? Последний Чемпионат Мира среди молодежных команд четко показал, что у нас была реальная команда мужиков, но… С другой стороны, у нас к сожалению не оказалось лидеров. Все-таки чувствуется, что не хватает одного-двух игроков-звездочек, которые могут дать результат. Как сборная Финляндии в какой-то степени. Несколько человек сыграли свою ключевую роль. Да, финал 50 на 50. Но когда у тебя в команде есть несколько таких человек – я имею в виду финских хоккеистов…

Суярков С.: Обратите внимание, там 16-ти летние были.

Дехтярев В.: А почему мы не подводим? Или у нас их нет? Или мы просто боимся? Или нам нужен результат.

Суярков С.: Я думаю, что появятся именно начиная с 98-ого года. Произошли перемены. Сборная России играет в МХЛ с 98-ого года…

Дехтярев В.: На ваш взгляд, это хорошее начинание?

Суярков С.: Очень хорошее начинание. Когда мы с Андреем Капрановым работали в юниорской сборной 95-ого года, мы тогда давали предложения организовать на базе города Клина такую команду, чтобы она играла в МХЛ. Но тогда как-то не получилось.

Дехтярев В.: Другие люди стояли тогда.

Суярков С.: Стояли те же люди.

Дехтярев В.: Но добавились другие к ним. Когда пришли новые, эта идея…

Суярков С.: Это же все взято у американцев…

Дехтярев В.: Я согласен. Но на ваш взгляд, ребята отыграют там год-два – по возрасту – а дальше что? Вернутся они в свои клубы, а какая перспектива дальше у них?

Суярков С.: Я надеюсь, они покажут результат. Когда тренер тренирует целиком команду целый год, я думаю, они со своими сверстниками играют против более старших, более сильных. Тем более сейчас дают результат. И эти ребята, придя в свои клубы, я думаю, они будут намного сильнее по отношению к другой молодеже, которая осталась в этих клубах, не попала в сборную.

Детский хоккей в обмане, как в тумане!

 

Яков Смушкин, профессор
18 ноября 2015г

 

Уважая всех, работающих в мире детского хоккейного сообщества, хочу поделиться своим 70 летним научным и практическим опытом работы на льду с фигуристами в СССР и с хоккеистами на Западе.

1 В фигурном катании на коньках детский организм позволяет спортивно-соревновательную специализацию до полового созревания. Поэтому детей обучают, прежде всего "двигательному атлетизму" - прыжки, вращения, ускорения, равновесие и музыкально-ритмическое скольжение. В основе "атлетизма фигуриста" - лежит развитие вестибулярного аппарата, двигательно-скоростной координации, равновесие, гибкость суставов, силовая упругость мышц и выносливость. На базе атлетической подготовки фигуристов, т.е. "двигательной ловкости на льду", строится индивидуальное техническое мастерство, до полового созревания.

2. Двигательная Ловкость, по-русски "сноровка тела и смекалка ума" - комплексный, приобретённый навык, который нельзя ни измерить, ни взвесить. Все остальные двигательные навыки - количественно измеримы. Ловкость, - исключение из этого правила. Только квалиметрия позволяет оценить качество ловкости. Изучению рационального и эффективного обучения двигательной ловкости на льду я посвятил всю свою сознательную жизнь, опубликовав две книги для фигуристов в СССР и три книги для хоккеистов на Западе.

3. В хоккее с шайбой детский организм не позволяет раннюю спортивно-соревновательную специализацию. Поскольку хоккейная игра по-существу борьба (силовая или ловкостная - поговорим ниже) - необходим организм зрелого юноши, с развитым атлетизмом тела, с индивидуальной технической ловкостью, системы "лёд-коньки-тело-клюшка-шайба", развитыми в период до полового созревания.

4. Есть объективный факт колоссальной утечки молодых хоккеистов в период возрастного перехода "от детства к юношеству", во всех хоккейных странах. Основная (и неоспоримая) причина этой утечки - дети устали от количества соревновательных нагрузок на аренах размером для взрослых, от дисциплины командных тренеров - "все трудятся за командный результат", от отсутствия "справедливой демократии" в построении игровых звеньев и потери индивидуальных надежд пробиться в спортивно-элитный юношеский хоккей.

5. Марк Мессье: "Согласно исследованию 9 из 10 детей в Канаде не играют в хоккей. Это слишком дорого, на это уходит много времени, родители бояться травм у их детей. Хоккей не считается игрой, в которой ты получишь удовольствие. Хоккей в раннем возрасте нужен, чтобы воспитывать хороших граждан и дать определённые жизненные уроки". Бренд Саттер: "В Канаде в работе с юными хоккеистами много внимания уделяется победам и поражениям, а вот развитию техники, навыков наоборот, слишком мало времени. Заниматься развитием хоккейного таланта надо уже в детском хоккее, с 10 лет и улучшать технику катания". Джош Девин, США: "Современная хоккейная культура разрушает будущее детского хоккея и ломает ценности этой игры у детей. Круглогодичное расписание тренировок и соревнований для самых маленьких хоккеистов и давление всегда делать больше, не только вредит юным хоккеистам эмоционально и академически, но и атлетически. Многие утверждают, что ранняя специализация в хоккее необходима, чтобы стать элитным игроком. Они не могут быть более неправильны". В своей книге "Некоторые секреты подготовки хоккеистов", С.Е.Павлов пишет: "Можно с уверенностью утверждать, что большинство родителей начинающих хоккеистов тайно или явно связывают будущее своих детей с сильнейшей в мире хоккейной лигой"..."Дальнейшие действия родителей различны: самостоятельное обучение ребёнка, поиски специалиста на стороне, переход в другой клуб (где то же самое) и к последнему варианту, к просьбе у руководства клуба, поменять тренера".

6. Научная система развития алгоритма игровых способностей до профессиональных возможностей такова: нет личного атлетизма, нет индивидуальной ловкостной техники; без игровой ловкости, нет личной игровой тактики. Харламов, Гретцки, Кросби - не силовые, а ловкостные игроки - солисты. Ещё в прошлом веке ловкость ума и тела стояли на 1-м месте, а сила на последнем - 11-м, в классификации основных способностей у профессиональных хоккеистов (профессор М.Бриль, ГЦОЛИФК, Москва).

    Banner Akad_Zaharkin_Novosib Banner IdealScout Banner SportExpert banner altayvitaminy ArtHockey Banner_Sakhalin

Все права защищены. Любое использование материалов сайта допускается только с разрешения правообладателя. За получением разрешения на использование обращаться по адресу E-Mail Image При любом использовании материалов ссылка на сайт lifeinhockey.ru обязательна ©