А. Варламов: деньги бюджета тратятся неэффективно

О проблемах хоккея в Самарской области

Александр Варламов

14 марта 2012 года

Как построить хоккейную коробку за два миллиона и несколько других занимательных цифр — в интервью заместителя председателя правления федерации хоккея Самарской области Александра Варламова.

 

— Как вы оцениваете для ЦСК ВВС нынешний сезон?
— Итоги сезона сверхположительны. Во-первых, ЦСК ВВС, несмотря на многочисленные кадровые и финансовые проблемы, показал достойный результат. Команда по ходу сезона прогрессировала и заслуженно заняла шестое место в регулярном чемпионате. К сожалению, "лётчикам" не удалось пройти первый раунд плей-офф, но надо отметить, что их соперник — смоленский "Славутич" — имеет бюджет в три-четыре раза больше и более укомплектованный состав. Тем не менее "Славутич" только в пятом матче смог оформить выход в следующий раунд турнира. Во-вторых, костяк ЦСК ВВС и большинство игроков команды — это воспитанники самарского хоккея, что, конечно, не может не радовать. В-третьих, к клубу огромный интерес со стороны болельщиков.
У ЦСК ВВС один из самых высоких показателей в РХЛ по посещаемости — на ряд матчей команды приходило более трёх тысяч человек. И это с учётом того, что клуб в связи с отсутствием средств не ведёт никакой рекламы — элементарно в городе не размещаются даже афиши. То есть люди сами интересуются, узнают, заходят на официальный сайт команды, который, кстати, также пользуется огромной популярностью. Более того, болельщики ЦСК ВВС отличаются энтузиазмом — люди по своей инициативе и за свой счёт занимаются изготовлением клубной атрибутики, делают профессиональную видеосъёмку и качественные видеоотчёты с матчей, посещают выездные игры. В-четвёртых, в этом году ЦСК ВВС получил со стороны мэрии Самары ощутимую помощь, благодаря которой клубу удалось решить часть финансовых проблем, найти спонсоров, Александр Варламов
получить в своё распоряжение современный комфортабельный автобус. Внимание и поддержка главы города избавили ЦСК ВВС от опасений, что клуб в межсезонье может быть расформирован. В прежние годы этот вопрос стоял очень остро.

— Насколько реальна перспектива выступления самарского клуба в более высокой лиге — ВХЛ?
— Однозначно, клубу это необходимо. Вопрос в том, что на это нужно гораздо больше денег, чем на РХЛ. Для выступления в ВХЛ необходим бюджет в размере 150-170 миллионов рублей, ещё около 30-40 миллионов потребуется на реконструкцию самарского Дворца спорта, чтобы он соответствовал требованиям лиги. Очевидно, что ЦСК ВВС сможет претендовать на участие в ВХЛ не раньше сезона 2013/2014. Думаю, что сейчас логичнее найти 50 миллионов рублей, которых бы хватило для комфортного участия в РХЛ в сезоне 2012/2013, и параллельно решать вопрос будущей заявки в ВХЛ, в том числе формировать требуемый бюджет.

— На ваш взгляд, идея создания пула спонсоров ЦСК ВВС, инициированная мэрией Самары прошлым летом, реализуема?
— Думаю, что реализуема. Но я убежден, что в пул должны войти те компании и бизнесмены, которые хотят помогать команде, а не те, которых заставят это сделать. Считаю неправильным подход, когда бизнес "нагибают" и вынуждают давать деньги на какой-либо спортивный клуб. Во-первых, это не всегда правильно по отношению к бизнесу, у которого, может быть, объективно просто нет денег на финансирование спорта. Во-вторых, такой механизм не дает никакой стабильности — получается, что финансирование клуба полностью зависит от позиции какого-то высокопоставленного чиновника, с уходом которого компании перестанут помогать команде.
Может быть, это прозвучит смешно, но ЦСК ВВС должен стать бизнес-проектом, привлекательным для спонсоров. На мой взгляд, бизнесменам нужно создать условия, чтобы они захотели и могли поддерживать клуб. Компании не должны бояться, что если сейчас они дадут денег на хоккей, к ним придут и потребуют дать ещё и на футбол. Я вас уверяю, есть достаточно много крупных организаций, чьи руководители любят хоккей и хотели бы финансово поддержать ЦСК ВВС, но они не делают этого именно по обозначенной причине или в связи с тем, что им уже навязали финансирование другого спортивного клуба.

— Может быть, логично утверждение, что в Самаре футбол, хоккей — в Тольятти?
— Нет, это неправильно. Самара — город-миллионник, мегаполис. Что мешает здесь развивать не один спортивный профессиональный клуб, а несколько? Должно быть разнообразие, как в других регионах. Да, не обязательно, чтобы в городе были мужские и женские команды по каждому виду спорта, выступающие в высших дивизионах, имеющие большие бюджеты и борющиеся за медали чемпионатов. Но команда, играющая на высоком уровне, должна быть обязательно. Это необходимо для развития данного вида спорта, чтобы была чёткая система — от детских секций до профессионального клуба. Как раз такая система должна быть выстроена в нашем хоккее. В Самаре будет клуб ВХЛ, а в Тольятти более высокой лиги — КХЛ, и местные воспитанники смогут пройти путь от детско-юношеской секции до команды элитной лиги.

— А не получится ли так, что такую схему создадут, а отдачи от неё не последует? Или спрос на занятия хоккеем среди детей окажется ниже, чем предполагалось?
— Если создадут все необходимые условия, нормально заработают спортивные школы, будет вестись Трибуны ледового дворца Самары
правильная кадровая политика, то отдача будет очень высокой. В Самарской области хоккей очень популярен и пользуется спросом. Сейчас в регионе играет около ста команд, выступающих в соревнованиях различного уровня. Проводится чемпионат области, существует лига любителей, начинает зарождаться дворовая хоккейная лига.

— Такое количество команд свидетельствует о достаточно высоком уровне развития в регионе хоккея?
— Как ни покажется странным, но нет. Да, есть около сотни команд, но это не благодаря, а вопреки всему. Условий для развития в регионе любительского и детского хоккея нет. Как нет ни льда, ни финансирования, ни поддержки властей.

— Как же тогда все эти команды существуют?
— Они не существуют — они выживают. Непрофессиональный хоккей во многом держится за счёт энтузиазма самих спортсменов и их личных средств или средств родителей, если речь идет о детях.

— Разве спортивные школы не экипируют детей?
— Почти всё закупают родители. Если родители не могут купить хоккейную форму, то ребёнок не сможет тренироваться. Чтобы его экипировать, нужно минимум 20 тысяч рублей, без учёта клюшек, которые периодически ломаются. Без необходимой формы серьёзно заниматься хоккеем невозможно. Вот и получается, что в хоккей играют не те, кто хочет, а те, кто может себе это позволить. Суровая реальность. В Тольятти ситуация, конечно, за счёт нормального финансирования двух хоккейных спортшкол, лучше. Таким образом, у нас хоккей стал элитным и недоступным видом спорта.

— В то же время власти отчитывались, что в Самаре и Тольятти действуют уличные катки, на которых можно бесплатно играть в хоккей. Как так?
— Во-первых, уличные катки нестандартных размеров — следовательно, проводить на них какие-либо соревнования, даже среди детских команд, нельзя. Во-вторых, кроме коробок нужны отапливаемые раздевалки, освещение, регулярная заливка льда, очистка от снега. Всего этого нет, катки не обслуживаются на должном уровне. Приведу яркий пример. Хоккейная площадка в Самаре на Ново-Садовой, около дома №25. Площадку открыли в октябре 2011 года с помпой, в торжественной обстановке. На её возведение, по моей информации, потрачено в два с лишним раза больше, чем она реально стоит — Александр Варламов с сыном Семёном
около двух миллионов рублей вместо 850 тысяч рублей. Ладно, я не Счётная палата и не прокуратура, дело обычное для нашей страны, этим уже никого не удивишь.
Дело в другом. Чиновники клятвенно заверили, что наступит зима и мальчишки смогут здесь играть в хоккей. Зима наступила. Освещения нет, лёд никто не заливает, площадка заброшена. Жители обратились в ЖЭУ — им ответили, что заливать лёд не будут, потому что никто не заплатит за дополнительный расход воды. Обратились в администрацию Октябрьского района – помогите. Результат — сообщение, что коробка построена для зимнего футбола, а если кто-то хочет играть в хоккей или кататься на коньках, пусть идёт на другой каток.

— Что же мешает строить хоккейные площадки стандартных размеров и заниматься их обслуживанием?
— Не знаю. Не понимаю и того, зачем строят площадки в том виде, какой они имеют сегодня. Получается, бюджетные деньги тратятся неэффективно. Зачем ставить хоккейные коробки стоимостью 850 тысяч рублей, при этом ничего не делая для того, чтобы они функционировали? Если проблема в деньгах, то лучше построить одну площадку, а не две, но чтобы она была полностью готова и оборудована для занятий хоккеем.

— В таком случае, на ваш взгляд, как можно решить проблему нехватки льда?
— Нужно строить крытые катки с искусственным льдом, которые будут работать круглый год. Их стоимость — около 150 миллионов рублей. В идеале они должны быть в каждом районе города, чтобы могли заниматься все желающие. Если строить хотя бы по одному катку в год, это уже будет большое дело.

— Областная федерация хоккея как-то пытается изменить ситуацию?
— Пытается, но без необходимого финансирования, условий, поддержки властей ничего сделать невозможно.

— Сколько ежегодно требуется денег?
— Учитывая массу проблем и то, что ничего не делается для их решения, сказать трудно. В 2011 году областная федерация хоккея получила 1,5 миллиона рублей, из которых 215 тысяч ушли на организацию "Кубка Третьяка". Остальных денег даже не хватило на проведение всех календарных соревнований.

— Не все деньги перечисляются министерством спорта, туризма и молодёжной политики Самарской области напрямую федерациям. Часть средств направляется на конкретные цели, в спортивные школы, на организацию соревнований… Значит, что-то делается ещё?
— Да я ничего не имею против: через федерацию, не через федерацию — это не принципиально, лишь бы деньги шли на дело и приносили результат. Только ситуация такова, что федерация хоккея может отчитаться до копейки, на что ушли деньги, а вот финансовая деятельность министерства непрозрачна.

— Что вы имеете в виду под непрозрачностью?
— Министерство не раскрывает информацию о том, кому и сколько денег оно перечисляет, на какие цели, как потом получатели бюджетных денег отчитались о расходовании средств. Например, в 2011 году на развитие тольяттинского хоккея было потрачено из областного бюджета, насколько мне известно, 25 миллионов рублей. На что именно пошли эти деньги, федерация хоккея не в курсе. Зачем делать из этого секрет? Почему официально не раскрываются эти данные? Почему бы министерству спорта открыто не заявить: у нас такой-то бюджет, столько-то мы выделяем этой федерации, столько — этой, столько — этому клубу. Это же бюджетные деньги, Александр Варламов
а не личные деньги чиновников или каких-то частных спонсоров. К тому же критерии распределения средств непонятны. Это ненормально, так быть не должно.

— На ваш взгляд, почему же министерство не раскрывает этих данных?
— Думаю, что дело, скажем так, в специфичном отношении министерства к спортивным федерациям и ко всему спорту в целом.

— Подождите, но есть спортивные федерации, чьи руководители говорят, что министерство их поддерживает и никаких проблем у них нет.
— У нас в регионе только к нескольким федерациям, находящимся в привилегированном положении, нормальное отношение. Остальные перебиваются с хлеба на воду.

— По какому принципу некоторые федерации, как вы сказали, попали в число привилегированных?
— Считаю, что это вопрос личных взаимоотношений их руководителей с министром Сергеем Бамбуровым. Кто сумел к нему найти подход, тот получил бюджетные деньги. Я не хочу никого обвинять — глав федераций можно понять, они делают всё возможное, чтобы развивать свой вид спорта.

— Почему же вы не можете найти подход к Бамбурову и наладить с ним диалог?
— Не хочу врать, рассказывая о том, как в самарском хоккее всё отлично. Я открыто говорю о проблемах и о том, что его ведомство для развития в регионе хоккея, как и для нормального развития других видов спорта, ничего не делает. Вместо того чтобы отвечать на обоснованную критику конкретной работой и делами, руководство министерства рекомендует мне закрыть рот и поменьше болтать. При такой позиции чиновников как можно с ними наладить конструктивный диалог?

— Может быть, ваша критика необоснованна и отражает лишь субъективное мнение?
— Это не моё субъективное мнение, это факты. В других регионах все строят, всё делают, только у нас спорт деградирует. Что, у нас нет крупного бизнеса и денег? Почему в Татарстане, грубо говоря, вчера приняли решение о строительстве катка, сегодня обеспечили бюджет, завтра сооружение уже будет работать? Только факты: за последние четыре года в Мордовии построено 8 катков с искусственным льдом, в Казани — 22, в Нижнем Новгороде — 12, в Пензе — 4, даже в далеко не самом благополучном Саратове — 2. И это лишь небольшой перечень. Первые лица государства неоднократно на всю страну заявляли, что спорт надо развивать, в том числе хоккей, строить объекты, поддерживать массовый спорт. Везде что-то делают, только в Самаре — ничего. Можно сколько угодно говорить, что нет бюджетных денег на поддержку спорта, но есть различные спонсорские программы, например "Газпром – детям". Компания полностью за свой счёт строит спортивные объекты. От властей требуется только выделить земельный участок. Так вот, в Самаре представители "Газпрома" долгое время не могли получить разрешение на строительство. Им вообще говорили: вы лучше каток в Чапаевске стройте. Просто в голове не укладывается. Какой-то Бермудский треугольник и королевство кривых зеркал.

— Но ведь региональное министерство спорта поддерживает хоккейный ЦСК ВВС, спортивную школу клуба, финансирует строительство катка в посёлке Мехзавод…
— Действительно, финансовая помощь клубу оказывается, но она лишь позволяет ему не умереть, а должно быть так, чтобы команда нормально существовала и развивалась. Министерство закрывает только 1/10 часть бюджета хоккейной школы ЦСК ВВС, остальное — деньги родителей. Что касается катка в посёлке Мехзавод, то я знаю, сколько усилий и времени потребовалось федерации фигурного катания, чтобы выбить под проект финансирование. Проблема в том, что в министерстве Бамбурова считают, что мы, руководители федераций, должны обивать пороги кабинетов чиновников, ползать перед ними на коленях и умолять их, чтобы нам дали возможность развивать в Самарской области спорт. Между прочим, это их главная задача, а мы им в этом должны помогать. На деле нам приходится ломать стену непонимания. У министерства к федерациям отношение как к назойливым мухам.

— Если всё так, как вы говорите, то почему же тогда остальные руководители федераций публично не высказывают претензий и не привлекают внимание к такому положению вещей?
— Я общаюсь с представителями других спортивных федераций и знаю, что многие точно так же недовольны нынешним отношением со стороны Болельщики ЦСК ВВС
министерства. Но они молчат, потому что боятся потерять даже те крохи, которые получают от ведомства Бамбурова.

— Что же делать?
— Необходимо создавать независимый совет спортивных федераций, собираться и вырабатывать какое-то общее решение, например, подготовить общее заявление о своем недоверии ведомству и его главе.

— Бамбуров периодически проводит совещания с руководителями всех федераций, на которых ему открыто можно высказать свои претензии, обсудить с ним все вопросы…
— Знаете, я не люблю театр одного актера.

— В смысле?
— Я был на таком совещании. Бамбуров с удовольствием рассказывал о том, как у нас в спорте всё хорошо, как всё развивается, какие у нас замечательные перспективы, что у нас есть программы развития спорта, расписанные на годы вперёд. Всё в лучших традициях советской политики — подождите немного, светлое будущее вот-вот наступит. Только его всё нет и нет.

— Не думали о том, чтобы подготовить программу развития хоккея и с помощью нее получить необходимое финансирование?
— Два года назад в Тольятти прошло совещание по развитию хоккея в Самарской области. Министерство спорта попросило нашу федерацию подготовить соответствующую программу. Мы внимательно проработали этот вопрос, изучили опыт других регионов, с полной ответственностью подготовили эту программу и передали ее в министерство. С тех пор она лежит и пылится где-то на полках. Программа оказалась никому не нужна, и мы ничего сделать уже не можем. Сейчас спортивные власти ссылаются на всякие программы с целью прикрытия своего бездействия.

— Возможно, на самом деле стоит подождать и результаты действия программ по развитию спорта в Самарской области придут?
— Я привык верить конкретным делам, а не намерениям или планам. Полтора года назад заместитель Бамбурова Галина Дорохова на одном совещании ткнула меня носом – мол, вот вы вечно недовольны, что министерство ничего не делает для развития хоккея, а мы построим новый ледовый каток в жилом районе "Новая Самара" и в марте 2012 проведём на нём детский турнир "Кубок Третьяка". При этом, говоря "мы", Дорохова, видимо, забыла, что объект полностью финансируется "Газпромом". Ну ладно, думаю, пусть говорят, что хотят, главное, что хоть что-то сделают. Какая сейчас дата на календаре? Что там с тем катком? Отвечу: ни-че-го. Как заложили осенью 2010 года его фундамент, громко распиарив это событие, так с того времени ничего и не изменилось. Если в ведомстве не хотят ничего делать, пусть так и скажут: мы делать ничего не будем. Зачем вешать лапшу на уши? Зачем нести бред про титанические усилия в развитии спорта?

Источник: 63media.ru

    Banner Akad_Zaharkin_Novosib Banner IdealScout Banner SportExpert banner altayvitaminy ArtHockey Banner_Sakhalin

Все права защищены. Любое использование материалов сайта допускается только с разрешения правообладателя. За получением разрешения на использование обращаться по адресу E-Mail Image При любом использовании материалов ссылка на сайт lifeinhockey.ru обязательна ©